ВСТРЕЧА В ЛИТЕРАТУРНОМ САЛОНЕ «АЛЕКСАНДРУ ТВАРДОВСКОМУ С ТЁРКИНЫМ ЗДЕСЬ БЕСЕДОВАТЬ ТЫСЯЧИ ЛЕТ»

Памятник А. Твардовскому и его главному литературному герою — Василию Теркину в г. Смоленск

Здравствуйте, дорогие друзья!  Это последнее заседание клуба «Эхо» перед летними каникулами. Мы расстаёмся до сентября, и, надеюсь, следующая наша встреча состоится в читальном зале библиотеки имени В.Г. Белинского. Наше сегодняшнее мероприятие посвящено 110-летию со дня рождения фронтового писателя и поэта Александра Трифоновича Твардовского. Кроме того, в этом году отмечает свой 75-летний юбилей его замечательная книга «Василий Тёркин». Это одно из главных и лучших произведений в творчестве поэта, получившее всенародное признание. Поэтическая хроника Великой Отечественной, в центре которой — простой солдат, не теряющий юмора и бесстрашия. Твардовский пишет стихи «для фронта, для победы» — и дарит своему герою бессмертие. Кто же из нас не знает эти строки из поэмы «Василий Тёркин»:

Поэма Твардовского посвящена вымышленному герою — Василию Тёркину, солдату Великой Отечественной войны. Простые стихи, составленные из простых слов, легко запоминались. И были эти стихи настоящей поэзией. Образ главного героя Твардовский наделил чертами русского воина, защищающего Отечество. Тёркин – собирательный патриотический образ, поддерживающий народный дух. Поэма начала печататься с 1942 года вначале в газетном варианте, и была закончена в 1945 году. Первое отдельное издание ещё незаконченного произведения вышло в 1942 году. Работу над поэмой и образом главного героя Твардовский начал еще в ходе финской военной кампании в 1939—1940 году, когда он был военным корреспондентом газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины». Имя героя и его образ родились как плод совместного творчества членов редколлегии газеты: художников Брискина и Фомичева, и поэтов, в числе которых были Н. Щербаков, Н. Тихонов, Ц. Солодарь и С. Маршак. Образ простого русского парня — сильного и добродушного, Твардовский считал удачным. Тёркин стал сатирическим героем небольших стихотворений-фельетонов, написанных для газеты. В 1940 году коллектив выпустил брошюру «Вася Тёркин на фронте», которую часто давали бойцам как своеобразную награду.

Красноармеец Тёркин уже тогда начал пользоваться определённой известностью у читателей окружной газеты, и Твардовский решил, что тема перспективна, и её необходимо развить в рамках произведения крупной формы. 22 июня 1941 года Твардовский сворачивает мирную литературную деятельность и на следующий день уезжает на фронт. Он становится военным корреспондентом Юго-Западного, а затем 3-го Белорусского фронта. В 1941—1942 годах вместе с редакцией Твардовский оказывается в самых горячих точках войны. Отступает, оказывается в окружении и выходит из него. Весной 1942 года Твардовский возвращается в Москву. Собрав разрозненные записи и наброски, он снова садится за работу над поэмой. «Война всерьез, и поэзия должна быть всерьез» — пишет он в своём дневнике. 4 сентября 1942 года началась публикация первых глав поэмы (вступительная «От автора» и «На привале») в газете Западного фронта «Красноармейская правда». Поэма получает известность, её перепечатывают центральные издания «Правда», «Известия», «Знамя». Отрывки из поэмы читают по радио Орлов и Левитан. Тогда же начали появляться известные иллюстрации, созданные художником Орестом Верейским.

Поэт сам читает своё произведение, встречается с солдатами, посещает с творческими вечерами госпитали и трудовые коллективы. Произведение имело большой успех у читателей. Самый популярный, самый народный литературный герой 1940-х, Тёркин внёс вклад в Победу: солдаты в окопах Великой Отечественной с нетерпением ждали новых глав поэмы, благодаря которой у них появился «неунывающий, простой и верный друг». Тёркин» по-настоящему ушёл в народ: его главы переписывали и видоизменяли, читатели массово писали продолжения — и некоторые из них даже попадали в печать. Твардовский не был против: он замечал, что его поэма уходит в ту же «полуфольклорную современную «стихию», откуда вышла. Солдаты ждали новых приключений героя, которого полюбили как родного. Твардовскому писали письма с советами, просьбами о продолжении, даже упрёками (например, почему это молодца Тёркина ранило — хотя читатели прекрасно понимали, что от этого никто на войне не застрахован). Твардовский планировал окончить поэму возвращением Тёркина в строй после ранения, но стал получать письма недоумевавших читателей: «Ваша поэма закончена, а война продолжается. Просим Вас продолжить поэму, ибо Тёркин будет продолжать войну до победного конца». Твардовский послушался: последние главы «Тёркина» помечены 1945 годом. Заключительная глава «От автора» была написана в ночь с 9 на 10 мая 1945 года вместе с окончанием войны.

Ещё до окончания работы над произведением Твардовский был удостоен Сталинской премии. Советские поэты оценили «Тёркина» очень высоко: сохранились восторженные отзывы Ольги Берггольц, Самуила Маршака, Константина Симонова («лучшее из всего написанного о войне на войне»). Борис Пастернак говорил о поэме как о «чуде полного растворения поэта в стихии народного языка». Отдельно стоит привести отзыв Ивана Бунина, который обычно о советской литературе говорил исключительно едко. В 1947-м, прочитав «Тёркина» в Париже, он писал Николаю Телешову: «Я только что прочитал А. Твардовского («Василия Тёркина») и не могу удержаться — прошу тебя, если ты знаком и встречаешься с ним, передай ему при случае, что я (читатель, как ты знаешь, придирчивый, требовательный) совершенно восхищён его талантом, — это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всём и какой необыкновенный народный, солдатский язык — ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова». «Тёркин» продолжает переиздаваться и цитироваться и в наше время, он по-прежнему, остаётся народной поэмой. Две поэмы о Тёркине и несколько выдающихся военных стихотворений, в первую очередь «Я убит подо Ржевом…», останутся в русском литературном каноне, в активном читательском сознании — и вряд ли когда-то из него пропадут.

Для нас, читателей, Твардовский неотделим от своего героя. Недаром на родине поэта, в Смоленске, поставлен один парный памятник: Тёркин беседует со своим автором Твардовским. Тайна обаяния поэмного Василия Тёркина, на наш взгляд, скрыта в особом отношении к нему автора, который отдал герою всё лучшее, что имел сам, свой огромный неисчерпаемый талант и свое большое сердце, своё вдохновение, шутки и выдумки, тепло и бодрость духа. Обаяние Тёркина и в том крайне обостренном чувстве «земли родимой»: «Лучше нет родной сторонки, что у каждого одна». Он величает землю матерью, говорит о родине «большой и малой»; они сливаются в его сознании и в мыслях героя воедино: спасти родину-мать от вторгшегося злого врага. Об этом мечтали они ежеминутно каждый день. В наше время, когда война ушла в глубокую историческую память народа, в ней нашлось место и поэме Александра Твардовского, потому что трудно найти другой пример такой кровной связи, какой являет нам Твардовский своим Василием Тёркиным.

Дорогие друзья! Сегодня в гости к нам пришли учащиеся 3 «А» класса гимназии № 35. Они прочитают отрывки из знаменитой поэмы «Василий Тёркин». Большое спасибо классному руководителю 3 «А» класса Екатерине Анатольевне Гринько за помощь в записи роликов. Представит нам главного героя поэмы Брагинец Иван. Он прочитает отрывок из главы «На привале».

«Переправа» — один из первых фрагментов поэмы. Стихи публикуются в газете Западного фронта «Красноармейская правда». Отрывок из главы «Переправа» читает Беседина Полина.

Кто же из нас не знает эти строки из поэмы «Василий Тёркин»:

Отрывок из главы «О награде» читает Глеб Королев:

Одна из самых пронзительных глав в поэме «Василий Теркин» называется «Смерть и воин»:

 — Я не худший и не лучший,
что погибну на войне.
Но в конце ее, послушай,
Дашь ты на день отпуск мне?

Отрывок из главы «Смерть и воин» читает Подольцева Дарья

Отрывок из заключительной главы «От автора», которая была написана в ночь с 9 на 10 мая 1945 года, прочитает Иван Балабанцев.

Спасибо всем ребятам за такое проникновенное исполнение знаменитых строчек Александра Твардовского. Чтобы поближе познакомиться с поэмой, предлагаем вам ссылки на моноспектакль «Василий Тёркин» в исполнении Олега Табакова.

Непрерывное освоение сотворенного поэтом художественного мира «Василия Тёркина» продолжается с успехом, и это радует. Свидетелями служат появившиеся новые книги, статьи, доклады, другие устные и письменные выступления у нас в стране и за ее рубежами, посвященные Александру Твардовскому и его знаменитой поэме. Значит, он, как в той песне, «солдат еще живой», он с нами, в нашей памяти, в нас самих. А это главное в освоении литературного наследия поэта. Не отделяя автора от его поэмного и скульптурного героя, скажем, что оба они живут в нашей памяти. В наше время Тёркин дорог читателю, прежде всего, как герой войны, которую народ не забыл и никогда не забудет. Дорог как честный, открытый русский человек, который, несмотря на все метаморфозы последних десятилетий, остался верен самому себе. В 2015 году журналом «Русский репортёр» было проведено социологическое исследование. По его результатам текст поэмы занял 28-е место из 100 самых популярных в России стихотворных строк. А в эту сотню входили произведения не только русской, но и мировой классики. Произведение, написанное семьдесят пять лет тому назад, продолжает волновать наши умы. Подтверждением тому служат сообщения, посвящённые Тёркину, с которыми на мероприятии выступили члены клуба «Эхо». Предлагаем их вашему вниманию.

Участник клуба «Эхо» Куншенко Игорь Алексеевич

Лично меня всегда удивляло наличие военной поэзии. Как по мне, так война – это самое страшное, что может случится. Там взрываются бомбы, разрушаются города, гибнут люди, свирепствуют болезни. Какая тут может быть поэзия? Хотя это, конечно, голос сердца. Головой-то я понимаю, что по сути, поэзия и начинается с военной темы: в конце концов, в древних поэтических эпосах как раз и описывались военные события. И эта традиция никогда не прерывалась: война описана в тысячах стихотворений. И они все очень и очень разные. От подлинно трагических, до почти частушек. И, понятное дело, что «Бородино» явно не похоже на «Василия Теркина». Александр Твардовский был противоречивой личностью. С одной стороны, выходец из деревни, идеальный кандидат в советские культурные деятели. Он горячо принял коллективизацию, хотя от нее пострадала вся его деревня, в том числе и его семья. Но при этом, когда Твардовский был на посту главного редактора (пробыл он в этой должности почти двадцать лет, перерыв в работе составляет четыре года), именно в «Новом мире» нашли прибежище писатели, критикующие сталинизм и отличающиеся вольнодумством. Он был лауреатом многочисленных премий, уважаемым человеком в высших эшелонах советской власти, а его семья была реабилитирована только в 1996 году. Неудивительно, что и у его поэмы была непростая судьба, словно отражающая судьбу своего автора. Александр Твардовский писал свою знаменитую поэму прямо во время Великой отечественной (с 1942 по 1945). Поэма состоит из тридцати глав, пролога и эпилога, все это делится на три условные части. Каждая глава отдельная история, магистральной сюжетной линии нет. Твардовский сам в прологе пишет, что «на войне сюжета нету», но связующий образ есть – это дорога, по которой идет герой. Этот прием вполне оправдан, так как сам Твардовский не знал, выживет ли он, так как служил военным корреспондентом на фронте. Главы поэмы публиковали такие знаковые издания как «Правда», «Известия», «Знамя». Отрывки читались по радио. Не заставили себя ждать и иллюстрации, над которыми работал художник Орест Верейский. Сам Твардовский неоднократно читал поэму во время творческих вечеров в армейских частях, госпиталях, трудовых коллективах, остающихся в тылу. Есть один интересный факт. Имя главного героя поэмы и имя героя романа писателя XIX века П.Д. Боборыкина совпало случайно. Твардовский данный роман до написания своей поэму не читал. Читатели полюбили «Василия Теркина» не только за легкий стихотворный ритм, а прежде всего, за героя. Не было бы героя, не было бы и поэмы. Он веселый, озорной, не унывающий солдат. Образ этот восходит к традиции плутовской литературы, в которой хитрец всех побеждает. Но, конечно, не сводится только к этому. Ведь хитрец – он же отрицательный герой. А Василий Теркин словно бы родом из сказок «Огниво» и «Каша из топора». Неслучайно в поэме есть сюжет о том, как он победил смерть. А это архетипичный сказочный мотив. У «Василия Теркина» противоречивая судьба. Успех у читателей был феноменальный: когда в 1943 году Твардовский хотел закончить поэму, он получил множество писем, в которых читатели требовали продолжения. Поэму (точнее, её отрывки) заучивали наизусть, передавали друг другу вырезки из газет, считая её главного героя образцом для подражания. Но при этом партийное руководство отнеслось к тексту поэмы с критикой, отмечался определенный пессимизм и отсутствие упоминаний о руководящей роли партии. Секретарь союза писателей СССР Александр Фадеев признавался: «поэма отвечает его сердцу», но «…надо следовать не влечениям сердца, а партийным установкам». Поэтому цензурная правка была неизбежна, текст печатался с купюрами. При всем этом «Василий Теркин» еще до окончания был удостоен Сталинской премии. Заканчивая работу над поэмой, Твардовский ещё в 1944 году одновременно начинает следующую поэму, «Тёркин на том свете». Первоначально он планировал написать её как последнюю главу поэмы, но замысел вырос в самостоятельное произведение, в которое также вошли некоторые не прошедшие цензуру отрывки из «Василия Тёркина». «Тёркин на том свете» был подготовлен к печати в середине 1950-х и стал ещё одним программным произведением Твардовского — ярким антисталинским памфлетом. 23 июля 1954 секретариат ЦК под председательством Н.С. Хрущёва принял постановление, осуждающее Твардовского за подготовленную к публикации поэму «Тёркин на том свете». Во время кампании по «разоблачению Сталина», 17 августа 1963 года поэма была впервые опубликована в газете «Известия». Современники с большим одобрением отнеслись к поэме Твардовского. Похвал было много и от самых неожиданных коллег по цеху, так, например, «Василия Теркина» похвалил Пастернак, чье творчество нельзя назвать родственным творчеству Твардовского. У истории этой поэмы есть и нравственный урок: в современном мире, помешанном на том, чтобы обходить любые злободневные темы, поэма Твардовского выглядит ярким примером того, как талантливо может быть создано произведение на актуальную тему. Война закончилась, о ней написали много страниц как прозы, так и поэзии, но, возможно, именно текст, который создавался непосредственно во время войны, останется в конце концов в нашей культуре, оттеснив остальные книги.

Участник клуба «Эхо» Павлова Лидия Николаевна

Не каждому писателю – прозаику ли, поэту – удаётся создать в своём произведении литературного героя, который станет восприниматься читателями как реальная личность, как человек, живущий среди нас, и станет для тысяч людей близким, понятным и нужным, как давний надёжный друг. Александру Твардовскому это удалось. Его Василий Тёркин удивительно живой, кажется при чтении, что вот сейчас сойдёт он со страниц поэмы, пожмёт тебе по-дружески руку, пошутит, присядет на скамейку и расскажет увлекательную историю из своей жизни. Черты характера, присущие герою поэмы, это лучшие черты русского национального характера. Наверное, поэтому при первом чтении поэмы Василий Тёркин показался мне удивительно знакомым. Ведь этими чертами щедро награждены герои русских народных сказок. Помните сказку о солдате, который сварил суп из топора на глазах у жадной хозяйки? Та же находчивость и смекалка, выручающая в любой ситуации.  А озорная насмешливость, образность и меткость речи работника из весёлой сказки «Как чистота красоту понесла на высоту»!  Не зря ещё Пушкин отмечал эти качества у русского человека: «…отличительная черта в наших нравах есть какое-то весёлое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться». В русских сказках добрый молодец отважен и смел в борьбе со злом, справедлив и добр, и нет такого трудного дела, которое ему не по плечу. Таков и герой поэмы «Василий Тёркин». Он отважный боец, надёжный товарищ, талантливый умелец, никогда не унывающий и стойкий в неимоверных трудностях военных будней солдат. Твардовский использует в поэме тот же литературный приём, что и Пушкин в своё время в «Евгении Онегине»: автор говорит о герое как о реальном человеке, с которым у него имеются приятельские или дружеские отношения, есть общее в жизненных путях. В поэме «Василий Тёркин» Твардовский рассказывает о своих встречах с Тёркиным, ведёт беседы со своим героем. И это делает образ Василия Тёркина ещё более убедительным, живым, осязаемым. Популярность Василия Тёркина у читателей была огромна, и переоценить значение поэмы в тяжёлые военные годы невозможно.  Но и в мирные послевоенные годы книга не утеряла свою популярность.  Василий Тёркин был не просто литературный герой, он стал чем-то большим для тысяч и тысяч людей. Поэтому закономерно появился памятник Василию Тёркину, и не случайно, что это памятник двоим – автору и его герою, Александру Твардовскому и Василию Тёркину.  Мысль скульптора, как мне видится, заключается в том, что Василий Тёркин не просто герой книжки, он перешагнул со страниц книги в жизнь, он очень важная её часть, воплощение силы духа русского воина. Годы идут, и, конечно, нынешний читатель воспринимает поэму уже по-другому. Это естественно, это судьба любой книги.  Не та острота восприятия, не такой горячий интерес, как был когда-то к событиям славного военного пути бойца Василия Тёркина, описанным в поэме. Но стоит открыть книгу и начать читать с любого места, с любой главы, как в душе обязательно что-то отзовётся, сердце сожмётся, и мурашки пойдут по коже от грозной музыки строк:

Переправа, переправа!

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда…

Кому память, кому слава,

Кому тёмная вода…

А дальше – страшное:

И увиделось впервые,

Не забудется оно:

Люди тёплые, живые

Шли на дно, на дно, на дно…

Эта глава мне кажется самой сильной во всей поэме. Трагическая гибель солдат на понтонах, переправлявшихся на другой берег. Героический поступок Тёркина, переплывшего реку в ледяной её воде. И сцена с доктором, где уже иные краски в повествовании – улыбка, юмор.  Да, так оно и в жизни всё перемешано: трагедия, боль, печаль, подвиг, добрая шутка.  И эти строки в конце главы, великие строки:

Переправа, переправа!

Пушки бьют в кромешной мгле.

Бой идёт святой и правый.

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.

Торжественную музыку этих строк мы всю жизнь несём в своих сердцах. Спасибо за неё Александру Твардовскому.

Участник клуба «Эхо» Приходченко Владимир Александрович

Поэма «Василий Тёркин» признана ратным подвигом молодого поэта, военного корреспондента Александра Твардовского, создавшего бессмертный памятник грозных лет – «Книгу про бойца».  За эффективную работу фронтовым корреспондентом и пропагандистом во время войны ему было присвоено звание подполковника. Поэт ставил целью написать книгу о «правде сущей, правде прямо в душу бьющей». Твардовский говорил:

«Я мечтал о сущем чуде:

Чтоб от выдумки моей

На войне живущим людям

Было, может быть, теплей».

В «книге про бойца» в образе главного героя воплотились лучшие качества русского солдата, которого можно встретить «в каждой роте»: смелость, находчивость, юмор, сила духа, готовность идти на подвиг, и при этом – исключительная скромность. Весёлый балагур, Тёркин в то же время глубоко задумывается о судьбах Родины и народа, негодует и скорбит вместе с ними. Ему, как и любому русскому солдату, доступны все человеческие радости и страдания, надежды и разочарования. Широкому типическому обобщению «Книги про бойца» соответствует и сам жанр произведения, его необычайная выразительность и правдивость. И. Бунин, ознакомившись с «Василием Тёркиным», восхитился её свободой, меткостью, точностью и необыкновенным народным, солдатским языком – «ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого слова». Автор словно ведет доверительную, непринужденную беседу с читателем о том, чем жили люди на войне, касаясь даже мельчайших деталей фронтового быта. И вместе с тем, это открытое повествование о напряженной борьбе солдат, о драматическом периоде в жизни всего русского народа. Не случайно, уже с появлением в армейских газетах первых глав (каждая глава печаталась, как завершённое стихотворение в связи с риском возможной гибели автора на фронте) поэма приобрела огромную популярность среди солдат. Бойцы увидели в образе Тёркина самих себя, своих товарищей.  Василий Тёркин безоговорочно был принят и зачислен в ряды воинов. Главный герой поэмы шёл вместе с Твардовским, как сказал сам поэт, «дорогами войны в едином братстве воинском» до самого Дня Победы! События военных дней освещены автором со всех сторон – повседневной, героической, трагической и бытовой. Мы узнаем обо всём, чем жили и о чём мечтали русские солдаты на войне. Как изо дня в день совершали они свой ратный подвиг, не задумываясь о своём геройстве, «работая» на войне, «зло и гордо, как закон велит бойцу», встречая смерть «лицом к лицу». Как в редкие минуты затишья, когда «отдымился бой вчерашний, высох пот, метал простыл, от окопов пахнет пашней, летом – мирным и простым», вспоминались им «далёкие и любимые», «и друзей, и близких лица», «дом родной, сучок в стене…». «Василий Тёркин» — поэма про стойкого бойца на войне. Но фабулой войны далеко не исчерпывается глубокий смысл поэмы и её великое значение. Читая произведение, мы видим весь ход войны от первых до последних её дней. Все мысли и переживания героев сосредоточены на Родине, образ которой проходит через всю поэму, заключая в себе смысл народной борьбы:

Бой идет святой и правый,

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле»

Произведение отличается мастерским сочетанием юмора и лирической исповеди, почти сказочных элементов и правдивого описания реальной военной действительности. По многочисленным утверждениям, «Книга про бойца» считается лучшим созданием нашей поэзии за время Великой Отечественной войны. В качестве штрихов к человеческому портрету Твардовского считаю нелишним процитировать отзывы видных писателей, литературоведов и других известных личностей нашей страны и мира о Твардовском, как писателе и Поэте, который был в России «больше, чем поэт».

Воспоминания и оценки современников

«При мало-мальски близком знакомстве с ним легко приоткрывалась его доверчивость. Да, при всех пронзительной остроте ума, он был человек по-детски доверчивый, потому, что верил в справедливость и сам ждал её от жизни» (В.Я. Лакшин).

«Это и был тот самый человек, которого накануне один мой товарищ назвал» «Уважаемый в государстве! Не забудь…» (А.Т. Прасолов).

«Дважды он выступал на съездах партии с большими речами о роли писателей в строительстве коммунистического общества» (А.И. Кондратович).

«К пятидесятилетию Твардовскому вручали второй (из трёх по общему счёту) орден Ленина. В связи с этим, секретарь Союза писателей СССР К. Воронков сказал: «Вёл бы себя осмотрительней, дали бы героя». На что Твардовский ответил: «Никогда не знал, что героя дают за трусость»». (В. Войнович).

«Он был предан русской литературе, её святому подходу к жизни». (А.И. Солженицын).

«Став выдающимся поэтом, он оставался выдающимся студентом, с упорством продолжая идти к поставленной цели и с блеском завершив образование в лучшем по тому времени гуманитарном высшем учебном заведении страны – Московском институте философии, литературы и истории – МИФЛИ». (К. Симонов).

«Я очень люблю Александра Трифоновича. Но у него не было гармонии в творчестве – ни одного стихотворения о любви. Почему-то он относился к этой теме очень недоброжелательно. И он однажды меня довёл до слёз, когда я прочитал ему своё стихотворение «Любимая, спи», а он воскликнул: «Опять, опять! Ну что вы пипкой своей размахиваете?». Как редактор, он совершил много великих дел, но ему была присуща художественная узость. Когда ему принесли «Мастера и Маргариту», он не дочитал роман до конца, назвал его «снобистским». А про Есенина он как-то в моём присутствии сказал фразу, которую я при женщинах никогда не повторяю».  (Е. Евтушенко).

«Он был удивительно хорош собой. Высокий, широкоплечий, с тонкой талией и узкими бёдрами. Держался он прямо, ходил,  расправив плечи, мягко и пружинно ступая, отводя на ходу локти, как это часто делают борцы. Военная форма очень шла к нем. Мягкие русые волосы, зачёсанные назад, распадались в стороны, обрамляя высокий лоб. Очень светлые глаза его глядели внимательно и строго». (О.Г. Верейский).