Литературная программа «Союз волшебных звуков, чувств и душ», к 140-летию со дня рождения Александра Блока

Здравствуйте, дорогие друзья! Очередное заседание литературно-поэтического клуба «Эхо», посвященное 140-летию со дня рождения Александра Блока «Союз волшебных звуков, чувств и душ»,  мы снова проводим в онлайн-формате. В подготовке мероприятия активное участие приняли участники клуба и юные читатели библиотеки. Александр Блок выделяется из всех деятелей серебряного века .Он смог стать номинальным символом всей поэзии, а его стихи  и сейчас блистают в многочисленных топах и подборках. Приуменьшить его влияние на нашу поэзию невозможно. У каждого, кто любит поэзию, своя встреча с Блоком. Блок нужет и молодым, которые еще не знают, как выразить себя. Нужет и старикам, которые печально оглядываются на так быстро промелькнувшую жизнь. И каждому человеку, которому дорога красота слова. Прислушаемся к нему. Ведь рассуждать о поэте нельзя вне его лирики, вне самого ее звука.

Есть минуты, когда не тревожит
Роковая нас жизни гроза.
Кто-то на плечи руки положит,
Кто-то ясно заглянет в глаза…

И мгновенно житейское канет,
Словно в темную пропасть без дна…
И над пропастью медленно встанет
Семицветной дугой тишина…

И напев заглушенный и юный
В затаенной затронет тиши
Усыпленные жизнию струны
Напряженной, как арфа, души.

Напряжена, «как арфа», душа Блока. Особое, не будничное движение чувств в ней: нервный подъем – страсть, хмель, угар, радость, догорающая печаль – вот воздух этой поэзии, воздух, в котором можно говорить с Блоком. И всегда будет так, что стихи его – как он сам. А сам он – как его стихи: голос, походка, лицо… Блок всегда имел особенный взгляд на мир. Он менялся под давлениями разных факторов, иногда те или иные моменты он освещал по-разному или трактовал в своей особенной манере. Единственной вещью, которая не затронула такая особенность мышления, стала тема Родины. Отношения Блока и родной земли всегда строилась на любви и бесконечной привязанности. У Александра Александровича есть множество разных стихотворений на тему Родины, но хочется выделить именно это:

Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы расписные
В расхлябанные колеи…

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые, —
Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею
И крест свой бережно несу…
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет, —
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты…

Еще одна тема очень часто проскальзывает в творчестве Блока – это тема осени. Осень у Блока очень четко ассоциируется с темой печали. грусти, увядания жизни. Но также осень имеет под собой тему любви, нежной печали, чувственности и неосязаемости природы. Стихотворение «Осенний вечер так печален…»  прекрасно играет красками и показывает весь литературный талант Блока. Предлагаем вашему вниманию видео ролик«Осень в творчестве Блока», в котором наши юные читатели продекламируют стихи поэта об осени

А сейчас слово предоставляется председателю клуба «Эхо» Павловой Лидии Николаевне, которая подготовила сообщение «Петербург в поэзии Александра Блока».

Петербург, жизнь этого города, столицы огромной империи – одна из важных тем поэзии Александра Блока. Петербург – это город, где родился будущий великий русский поэт, где он рос, где формировался его внутренний мир, где он сформировался как поэт. Петербург конца 19 – начала 20 века – это был уже большой капиталистический город, что сказалось на его внешнем облике и на ритме жизни. Александр Блок в наброске к поэме «Возмездие» написал «Петербург рождается новый, напророченный Достоевским». В начале 20 века интерес к теме Петербурга в русской поэзии обрёл новую силу. В какой-то мере этот возросший интерес связан был с тем, что в 1903 году отмечался 200-летний юбилей города. Блоковский образ Петербурга – совершенно уникальное явление в русской поэзии. Борис Пастернак писал, что образ этого города у Блока «составлен из черт, отобранных рукою такою нервною, и подвергся такому одухотворению, что весь превращён в захватывающее явление редчайшего внутреннего мира». У Блока было чувство глубокой личной связи с Петербургом. Свой Петербург он исходил крепким, пружинистым шагом вдоль и поперек, знал все его закоулки – Петроградскую сторону, острова, Коломну, пригороды… Ходил в компании с другом. Кружил по мостам и набережным с женщиной, которую любил. Но часто, очень часто – один. «Город мой» — частое выражение в его стихах.  У Блока нет подробных описаний Петербурга, мало примет именно Петербурга. Их можно пересчитать по пальцам: одна из конных групп Клодта на Аничковом мосту, латник на кровле Зимнего дворца, Петропавловский шпиль, часовня на Крестовском острове, Медный всадник, Елагин мост, площадь Сената. Практически всё. Но когда он пишет:

Под утро проснулся от шума
И треска несущихся льдин.

Нет сомнения, что это про Петербург.  И эти строки тоже:

Ты смотришь в очи ясным зорям,
А город ставит огоньки,
И в переулках пахнет морем,
Поют фабричные гудки…

Остановимся в нашем путешествии у Казанского собора. Вспомним эти строки:

  Вхожу я в темные храмы,
 Совершаю бедный обряд.
 Там жду я Прекрасной Дамы
 В мерцании красных лампад.

Это стихотворение, как и еще почти двести стихотворений, посвящены Любови Дмитриевне Менделеевой, составили потом цикл стихов о Прекрасной Даме. Стихов певучих, томительно нежных, порою туманных, с мистической дымкой, но неизменно искренних.  Таких примеров можно привести множество.                 

В 1903-1904 годах в поэзию Блока широким потоком входят картины большого современного города (говоря конкретно – Петербурга) со всеми его резкими социальными и бытовыми контрастами. Действительность в этих картинах освещена фантастическим светом: в них фигурируют какие-то таинственные «чёрные человечки», «пьяные красные карлики». Характерно то, что поэт нисколько не любуется «мощью» и «красотой» имперской столицы. В его стихах с большой силой звучат мотивы осуждения духа наживы и торгашества, угнетения простого человека, нота морального осуждения капиталистического уклада жизни. Впервые эта нота прозвучала в стихотворении «Фабрика», написанном в конце 1903 года. В 1904 году эти стихи подверглись цензурному запрещению:

В соседнем доме окна жолты,
 По вечерам – по вечерам
 Скрипят задумчивые болты,
 Подходят люди к воротам.
 И глухо заперты ворота,
 А на стене – а на стене
Недвижный кто-то, чёрный кто-то

 Людей считает в тишине.

Петербургская тема раскрыта у Блока и в историческом плане. Самый яркий пример тому – поэма «Возмездие». Вначале Блок собирался назвать её «Петербург» (1910-1916).  В поэме описывается Петербург последней трети 19 века.

Теперь – за мной, читатель мой,
В столицу севера больную,
На отдаленный финский брег!

Уж осень семьдесят восьмую
Дотягивает старый век.
В Европе спорится работа,
А здесь – по-прежнему в болото
Глядит унылая заря…

«В столицу севера больную…», где «в болото глядит унылая заря» приглашает Блок своего читателя. Таким Петербург конца 1870-х годов запомнил поэт. Но вот мы видим другие краски и другую тональность в описании жизни Петербурга этой поры. Конец русско-турецкой войны, русские войска возвращаются после славного похода домой. Столица встречает воинов-победителей с восторгом. И даже погода в тот день не по-петербургски ясная:

Но в половине сентября
В тот год, смотри, как солнца много!
Куда народ валит с утра?
И до заставы всю дорогу
Горохом сыплется ура,
И Забалканский, и Сенная
Кишат полицией, толпой…

Так начинается в поэме повествование о жизни Петербурга конца 19 века и об истории одной петербургской семьи в нескольких её поколениях.  Петербург в поэме является нам в разные моменты жизни столицы и в разные сезоны года.  Мы видим картины города в белые ночи:

Но перед майскими ночами
Весь город погружался в сон,
И расширялся небосклон;
Огромный месяц за плечами
Таинственно румянил лик
Перед зарей необозримой…
О, город мой неуловимый,
Зачем над бездной ты возник?..

В восклицании Блока «О, город мой неуловимый, зачем над бездной ты возник?» — мы чувствуем и глубокую любовь поэта к родному городу, и его раздумья о судьбах Петербурга и России в целом. И в своих раздумьях поэт погружается в прошлое, обращается «к самому началу» — к образу Петра Первого:

(Сон, или явь) чудесный флот,
Широко развернувший фланги,
Внезапно заградил Неву…
И Сам Державный Основатель
Стоит на головном фрегате…

А вслед за тем – к одному из основных вопросов всей русской литературы:

Какие ж сны тебе, Россия,
Какие бури суждены?

В произведениях Блока, запечатлевших великие бури России, и прежде всего это касается поэмы «Двенадцать» неизменно присутствует образ города на Неве.К образу Петра Первого обращается поэт и в стихотворении «Пётр» (1904). Он говорит о памятнике императору — Медном всаднике:

Он спит, пока закат румян.
И сонно розовеют латы.
И с тихим свистом сквозь туман
Глядится змей, копытом сжатый.

Исторические события начала 20 века Блок склонен осмысливать в контексте петербургского мифа. В соответствии с мифопоэтической концепцией символистов – Петербург, «дьявольское», «гнилое место» — воплощение городской цивилизации, подошедшей к последней стадии всемирного катаклизма. В петербургском мифе неизбежно присутствует разрушительное, враждебное Петру начало. После создания памятника на Сенатской площади оно часто стало ассоциироваться со змеем, которого топчет конь царя. В стихотворении Блока змей, «расклубившись над домами», берёт в плен город. В стихотворении «Вися над городом всемирным…» (1905), написанным Блоком в день объявления конституции, содержится такая параллель:

И если лик свободы явлен,
То прежде явлен лик змеи,
И ни один сустав не сдавлен
Сверкнувших колец чешуи.

Поэт испытывает ненависть к тому, что ассоциируется у него с образом Петербурга, но Петербург для него – родной, любимый город. Эти двойственные чувства проходят через все стихи Блока, связанные с темой Петербурга. Осенью 1906 года после окончания университетского курса Блок начинает самостоятельную жизнь. Он уходит из-под крыла матери и поселяется с молодой женой отдельно – в скромной квартире на 4 этаже доходного дома на Петроградской стороне. Впечатления нового и непривычного для Блока «демократического обихода» привели к созданию стихов, вошедших в сборник «Земля в снегу». Он рисует Петербург как бы глазами скромного обитателя Петроградской стороны, простого обывателя, с трудом сводящего концы с концами.  Например, в стихотворении «В октябре», написанном в 1906 г., мы читаем:

Открыл окно. Какая хмурая
Столица в октябре!
Забитая лошадка бурая
Гуляет на дворе.
Снежинка легкою пушинкою
Порхает на ветру,
И елка слабенькой вершинкою
Мотает на юру.

Образ такого Петербурга воссоздаётся и в других стихотворениях цикла «Мещанское житьё»: «Холодный день», «Я в четырёх стенах…», «Окна во двор», «Хожу, брожу понурый…», «На чердаке» и др.

Но образ Петербурга у Блока – это не только имперская столица, сосредоточение всех кричащих противоречий – классовых, социальных, — но и прекрасный, поэтичный образ города, который Блок любит всем сердцем. Этот образ царит в стихах интимной лирики поэта:

Вновь оснежённые колонны,
Елагин мост и два огня.
И голос женщины влюбленный.
И хруст песка, и храп коня.

Стихи Блока – это своеобразный дневник, в котором он изливает свою душу, свои сокровенные мысли, порывы чувств, настроения, рисует картинки окружающей жизни. И все странички этого «дневника» словно вставлены в рамку жизни любимого города, Петербурга:

Город спит, окутан мглою,
Чуть мерцают фонари…
Там далёко, за Невою,
Вижу отблески зари.

Предчувствие мировых потрясений, небывалых перемен не обмануло поэта. Разразилась Первая мировая война. Петербург стал Петроградом. Блок пишет стихотворение «Петроградское небо мутилось дождём…»:

Петроградское небо мутилось дождем,
На войну уходил эшелон.
Без конца — взвод за взводом и штык за штыком
Наполнял за вагоном вагон.

Это уже совсем другой город, город военного времени.  Тревожными красками рисует его Блок: «дымные тучи в крови», ветер, «чёрная туча», «дождливая даль», «плачущий рожок», дающий сигнал к отправлению состава, раскачивающийся на ветру фонарь…  Щемящая картина…  Это стихотворение – единственное у Блока, посвящённое мировой войне. Октябрьской революции Блок посвятил свою поэму «Двенадцать».  Действие в ней происходит в Петрограде, на его улицах и площадях.  Эта поэма и в этот же период написанные «Скифы» были последними произведениями, вышедшими из-под пера Александра Блока.  Образ Петербурга/Петрограда прошёл сквозь всё творчество великого поэта. Город на Неве, город, в котором Блок родился, прожил всю жизнь, в котором он творил и создал бессмертные произведения, и в котором он умер и нашёл свой последний приют – этот город воспет Блоком со всеми его контрастами, красотой и отталкивающими чертами петербургской жизни, с его жителями, его белыми ночами и осенними дождями, снежными зимами и весенними зорями, с его славной историей и предчувствием трагических страниц в судьбе великого города. «О, город мой неуловимый!» — слышится нам голос поэта, когда мы читаем его стихи. В этом восклицании звучит признание любви поэта к Петербургу, городу, ставшему его судьбой.

Предлагаем вам для разминки разгадать онлайн-кроссворд «Жизнь и творчество Александра Блока»

Говорить о полноценной творческой карьере Блока можно начиная с 1900-1901 годов. В 1903 году в альманахе «Северные цветы» был напечатан цикл произведений Блока под названием «Стихи о Прекрасной Даме». В этом цикле Блок преподносит женщину, как природный источник света и чистоты, и поднимает вопрос о том, насколько настоящее любовное чувство сближает отдельную личность с мировым целым.  Этот цикл посвящен жене поэта Любови Менделеевой. Сразу же после выхода «Стихов о Прекрасной Даме» Блок занял едва ли не центральное место в рядах символистов. Вспомним одно из стихотворений из этого цикла «О доблестях, о подвигах, о славе», которое Александр Блок написал после одного из расставаний со своей женой. Менделеева ушла к другому знаменитому поэту Андрею Белому. Эти прекрасные стихи любовной лирики очень печальны и трагичны, в них преобладают серые и пасмурные тона.

Блок со своей женой Любовь Менделеевой

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле,
Когда твое лицо в простой оправе
Перед мной сияло на столе.

Но час настал, и ты ушла из дому.
Я бросил в ночь заветное кольцо.
Ты отдала свою судьбу другому,
И я забыл прекрасное лицо.

Летели дни, крутясь проклятым роем…
Вино и страсть терзали жизнь мою…
И вспомнил я тебя пред аналоем,
И звал тебя, как молодость свою…

Революция 1905-1907 годов стала для Александра Александровича олицетворением стихийной, неупорядоченной природы бытия и достаточно существенно повлияли на его творческие взгляды. Прекрасную Даму в его мыслях и стихах заменили образы вьюги, метели и бродяжничества, смелые и неоднозначные Фаина, Снежная Маска и Незнакомка. Стихи о любви отошли на второй план. Вторая его книга, «Нечаянная радость», сделала популярным имя поэта уже в широких писательских кругах. В этот сборник вошли стихи 1904-1906 годов (среди них «Незнакомка», «Девушка пела в церковном хоре», «Осенняя волна»). Звуковая магия стихов завораживала слушателей. По силе воздействия на читателя в то время Блок был одним из самых значительных поэтов. Сильнейший из стихов любовной лирики Блока — стихотворение «Незнакомка».  Оно также было написано Блоком после расставания с женой. Он был сильно опечален, грустил, жизнь шла под откос. В этот сложный период он искал смысл жизни, утраченный в печали. И именно в такой момент ему приходит образ незнакомки. Той самой музы, принцессы, которой он пытался добиваться.

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Предлагаем вам собрать онлайн-пазл «Портрет неизвестной»

Октябрьскую революцию поэт воспринял с воодушевлением, она вызвала новый духовный взлет поэта и гражданскую активность. В январе 1918 года Блок пишет публицистическую статью «Интеллигенция и революция», в которой выступает с призывом принять революцию: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию!» Ему казалось, что сам он улавливает в грохоте событий ее грозную, но величавую «музыку». Кульминацией этих блоковских настроений становится поэма «Двенадцать» (1918 г.).

Блок считает, что революция ведет к неведомым, но прекрасным целям. Поэма «Двенадцать» революционна не только по духу, но и по своей художественной структуре. В ней контрастно противопоставлены сатира на старый мир и трагический и героический апофеоз революционной «бури». Двенадцать красногвардейцев символизировали движущую силу революции. «Россия — буря, — писал Блок в статье «Интеллигенция и революция». — Демократия приходит, «опоясанная бурей»». Этот образ английского историка и философа Т. Карлейля оказался очень близок поэту. «Буря» — это и то темное, безудержное, беспощадное, что несет с собой революция. Для Блока главное состояло в том, чтобы мир наконец «взорвался», чтобы люди пробудились от «спячки», чтобы в «пожаре», раздуваемом русской революцией, погибло все, что искажает, уродует жизнь. В финале поэмы возникает символический образ Спасителя, именем и ликом которого освящается разыгравшаяся «буря». Вокруг поэмы разгорелись страстные споры: одни восторженно приветствовали ее, другие с негодованием отвергали (среди противников — некогда близкие Блоку люди: С. М. Соловьев, 3. И. Гиппиус, Д. С. Мережковский, В. Пяст). Поэма «Двенадцать» и стихотворение «Скифы» (1918) стали заключительным аккордом поэтического творчества Блока. Жизнь в голодном Петербурге, обилие мешающих творчеству заседаний, напряженные отношения в семье и восприятие конца Гражданской войны и начала нэпа как спада «революционной волны» приводят к творческому кризису, который Блок не смог преодолеть: после января 1918 года он почти не пишет лирических стихотворений. 1920-1921 годы пронизаны настроениями глубокой депрессии, неразрешимым трагизмом мироощущения, переживанием острого разлада с действительностью. Блок чувствует себя все хуже. У него затухает надежда на то, что новый мир будет лучше, чем старый. Он понимает, что мир современности становиться страшнее и хуже. Незадолго до своей кончины поэт пытался получить разрешение на выезд за рубеж на лечение, однако ему отказали. Рассказывают, что после этого Блок, находясь в трезвом уме и здравом рассудке, уничтожил свои записи и принципиально не принимал ни лекарства, ни даже пищу. Долгое время ходили также слухи о том, что перед смертью Александр Александрович сошел с ума и бредил мыслью о том, все ли экземпляры его поэмы «Двенадцать» были уничтожены. Однако своего подтверждения эти слухи не нашли. «Поэт умирает, потому что дышать ему больше нечем». Эти слова, сказанные Блоком на пушкинском вечере, незадолго до смерти, быть может, единственно правильный диагноз его болезни. Всего за три месяца до смерти — в феврале 1921 года —  было написано последнее стихотворение Блока «Пушкинскому Дому».

Стихотворение написано для альбома, по случаю юбилея научного учреждения, связанное с именем Пушкина. Но это не юбилейные стихи. Нет, чувствуя приближение смерти, Блок будто прощается с любимейшим городом – сфинксами на Неве, Медным Всадником, с мостами и набережными, рекой, кораблями и туманами – и уходит во тьму небытия, с вечным именем Пушкина на устах:

Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук!
Звук понятный и знакомый,
Не пустой для сердца звук!

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?

Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук —
Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук.

Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.

В апреле 1921 г. Блок ощутил приступы воспаления сердечных клапанов. В мае его состояние резко ухудшилось. Изнуренный нуждой и многочисленными болезнями, он ушел в мир иной 7 августа 1921 года, находясь в своей квартире в Санкт-Петербурге. Похороны и отпевание поэта совершал протоиерей Алексей Западалов, могила Блока расположена на Смоленском православном кладбище. 

И в заключение нашего мероприятия предлагаем подготовленный для вас видео ролик «Александр Блок. Любовь. Верность. Жизнь»

Неверова О. М.

1 thought on “Литературная программа «Союз волшебных звуков, чувств и душ», к 140-летию со дня рождения Александра Блока

  1. Лидия

    Сто сорок лет назад родился наш великий поэт — Александр Блок. А через несколько месяцев исполнится сто лет, как он навеки умолк. Не верится, что прошёл уже целый век. Когда читаешь стихи Блока, они звучат удивительно современно. Спасибо библиотеке им. Белинского и Неверовой Ольге Михайловне за это мероприятие, посвящённое юбилею Александра Блока. Готовя своё сообщение на тему «Петербург в поэзии А. Блока», я получила повод оторваться от бытовой суеты и ещё раз перечитать любимые стихи, в который раз упиваясь музыкой строк и открывая для себя что-то новое, ранее не замеченное. Вспомнила фильм «У озера», в котором героиня (её играет Наталья Белохвостикова) прекрасно читает стихотворение Блока «Скифы», которое упоминается здесь в очерке творчества Блока. В очередной раз восхитилась звукописью в блоковских строках. «Вдруг виденье: большая дорога и уСТаЛая поСТупь оСЛа…» (поэма «Соловьиный сад»). Это повторение звуков С-Т-Л в строке завораживает меня всякий раз при чтении. Музыка стиха… Она пленяет и когда слушаешь, как читают Блока дети. Детская чистота души и искренность так чудесно накладываются на музыку поэтических строк. Спасибо за эту страничку в литературной программе, Ольга Михайловна! Это замечательная находка. Очерки литературной программы, как всегда, замечательно иллюстрированы фотографиями и материалами видеороликов. Всё это оставляет впечатление подлинной встречи с поэтом и его эпохой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *