Час памяти «Ростов – на – Дону: война глазами детей»

-Здравствуйте, ребята! Сегодняшний день очень важен для истории нашего города и для нас с вами. 22 июня 1941 года, в 4 часа утра, когда на нашу землю упали первые робкие лучи солнца, огромная чёрная туча под названием война закрыла его на долгих четыре года. Четыре года боли, горя, страданий. Четыре года человеческих смертей и беспримерных подвигов. Четыре года надежды и ожидания. Четыре года слёз и страха. Открыли огонь тысячи артиллерийских орудий. Авиация атаковала аэродромы, военные гарнизоны, узлы связи, командные пункты Красной Армии, крупнейшие промышленные объекты Украины, Белоруссии, Прибалтики. Началась Великая Отечественная война советского народа, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. Дата 14 февраля для нашего города очень знаменательна.
 Указом Президента РФ от 5 мая 2008 г. за мужество, стойкость и героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества, Ростову-на-Дону присвоено почетное звание Российской Федерации «Город воинской славы».

Предлагаем просмотреть презентацию «Город – воин – Ростов – на — Дону», которая наглядно покажет вам, что происходило в городе во время оккупации.

Во время Великой Отечественной войны город освобождали дважды.
Первым освобождением Ростова-на-Дону считается 29 ноября 1941 года, когда немецкие войска оставили город, не выдержав атаки советских войск. Этому предшествовали 8 дней вошедших в историю как «кровавая неделя», когда шли ожесточенные бои на улицах города за каждый дом, за каждую улицу. Наряду с войсками Советской Армии и мирные жители защищали свой город. Уже 28 ноября 1941 г. советские войска под командованием маршала С.К. Тимошенко смогли освободить Ростов-на-Дону. Это стало первой масштабной победой Красной Армии на начальном этапе Великой Отечественной войны. Не всем было суждено вернуться с той страшной войны. Память о них, в фотографиях, хранящихся в наших семьях, в памятниках, названиях улиц и площадей и конечно же в наших сердцах. Совершенно верно, их было много, юных защитников Родины. Сейчас я расскажу вам о тех, кто жил рядом с нами, в нашей области, в нашем городе. В городе Ростове-на-Дону есть парк, названный в честь юного ростовчанина — Вити Черевичкина, подростка, расстрелянного фашистами во время первой оккупации Ростова-на-Дону в 1941 году. К этому моменту Вите Черевичкину было 16 лет. Несмотря на совсем юный возраст Витя — «пионер – герой».
Витя родился в 1925 году в обычной ростовской семье. Иван Алексеевич,отец подростка, работал кузнецом на заводе «Ростсельмаш», мать, Фекла Васильевна, — дворником. Жили Черевичкины бедно, детей у них было четверо – сыновья Саша и Витя, дочери Аня и Галя. 

Витя Черевичкин был обычным ростовским мальчишкой. После окончания семилетней школы он учился в ремесленном училище № 2 и, как многие, занимался разведением голубей. Раньше советские войска активно использовали голубей для доставки фронтовых донесений, и голуби с этим справлялись достаточно эффективно. За два-три месяца погибало не менее 30% почтовых голубей – они становились не только жертвами снарядов и осколков – вермахт активно использовал для борьбы с птицами специально обученных соколов и ястребов – «перехватчиков». (Символично : «ястреб» — популярное название воинственных, агрессивных политиков, противопоставление «голубям»). В период первой оккупации, длившейся всего неделю, командование вермахта не успело выпустить запрет на разведение голубей городскими жителями. К тем, кто разводил голубей отношение было очень подозрительным. Попал в поле зрения врага и  Витя Черевичкин. Тем более, что немецкий штаб располагался недалеко от дома Черевичкиных, и у гитлеровцев были все основания подозревать паренька в работе на советскую военную разведку. Захватившие город в 1941 году, немцы приступили к массовым расправам над местным населением, уничтожая не только обнаруженных военнослужащих, пытавшихся скрыться от оккупантов, но и рядовых граждан. В исторических источниках оккупация Ростова-на-Дону в ноябре 1941 г. получила название «кровавой недели» — настолько жестокими были действия гитлеровцев в отношении местного населения. Жертвой оккупантов в те дни мог стать любой человек, оказавшийся, как мы говорим сейчас, «не в то время не в том месте». Озверевшие захватчики могли запросто открыть огонь по случайным прохожим или очереди в магазин. Тогда под страхом смерти запретили разводить голубей, однако Витя в течение недели тайком пробирался на свою голубятню, находящуюся в сарае, в глубине двора, чтобы кормить своих птиц.

Как-то мальчик увидел, что эсэсовцы выгоняют жильцов из большого здания. Туда протянулись телефонные провода. Витя решил, во что бы то ни стало установить связь с советскими войсками. Они стояли в Батайске, по ту сторону Дона. Но как это сделать? Тогда юный разведчик написал записку с важными сообщениями, привязал ее к лапке рыжего голубя и подбросил своего любимца вверх.

«Лети в Батайск!»

Витя очень волновался: «А что, если голубь не долетит? Может быть и родственников нет в Батайске? Кто передаст советским войскам его донесение?» Как только над Ростовом показался советский самолет, из рук Вити еще раз поднялись и стали кружиться над фашистским штабом голуби. Лётчик вёл самолёт очень низко. Витя начал энергично подавать сигналы руками. Вдруг кто-то схватил его за плечо. Мальчика заметил фашистский офицер. Витю били, топтали ногами, но никакие пытки не могли сломить его волю. А вечером 28 декабря 1941 года подростка повели в сторону Дона. Он шел, тяжело передвигая ноги. Но голову держал высоко. Немцы вели избитого Витю в парк Фрунзе. Там его и расстреляли. Голуби улетели в тот же день, когда расстреляли Витю. Дотемна они сидели на крыше сарая, а утром их уже не было В памяти ростовчан Витя Черевичкин навсегда остался героем, а птицы, улетевшие из голубятни в день его расстрела, так больше туда и не возвращались, что означает следующее : их голубятня находилась в совсем другом месте. Анна Ивановна, сестра Вити Черевичкина вспоминает, что сразу после освобождения Ростова к ним домой пришли пятеро офицеров — закопченных, усталых, в грязной одежде. Они прямо с порога сказали матери: «Мы знаем, что Витя погиб, примите наши соболезнования…» Больше семья Черевичкиных их не видела.

В 1961 году в Пионерском парке был открыт бронзовый бюст пионера-героя Вити Черевичкина, а спустя 4 года парк был назван его именем. Автор памятника – ростовский скульптор Н.В. Аведиков. Сейчас это единственный в Ростове детский парк, тенистый, тихий, словно он до сих пор прислушивается к звуку выстрелов, забравших жизнь у юного ростовчанина…

Их было много, маленьких героев, свидетелей и жертв нечеловеческого горя:

Женя Репко был обычным ростовским мальчиком — прилежно занимался в школе, гонял на пустыре в футбол, читал книги, таскал за несколько кварталов ведра с водой, помогая матери, работал в огороде. Казалось бы его ожидало светлое будущее, но радость жизни омрачилась внезапной войной. Горели города и села, погибали тысячи людей на фронтах и на оккупированной врагом территории. Трудно было усидеть на месте в такое трудное для страны время. Женя вместе с друзьями Николаем Серьяновым и Виктором Козловым пошел в военкомат. Как ни упрашивали ребята взять их на фронт, ничего не вышло — комиссар был неумолим.

Вскоре война пришла и в родной город. Опустели улицы Верхне-Гниловского поселка, не слышно стало веселых переливов гармошек, задорных песен. Шепотом передавали вести о том, что фашисты расстреливают всех, кто сопротивляется «новому порядку». Юные друзья отправились к своему учителю — Владимиру Николаевичу Базыкину, который потом и посоветовал создать партизанскую группу из надежных людей, раздобыть оружие и начать бить врага. О подвиге Жени Репко рассказала газете «Вечерний Ростов» В. Горелова: «Партизанскую группу из одиннадцати человек возглавил Николай Александрович Зотов. Нужно было достать оружие. Тщательно изучили, как ведется охрана военного склада, с какой стороны лучше подойти. И вот в один из вечеров шесть юных патриотов прокрались к складу. Его охранял часовой. Тем не менее, ребятам удалось проникнуть в помещение и вынести оттуда три ящика с патронами, запалы, гранаты, винтовки. Часовой их увидел, когда они уже были далеко. Он дал очередь из автомата, но юные партизаны благополучно добрались до Петрашевской улицы, где жили братья Егоровы — Евгений и Юрий. Здесь, в сарае, и спрятали оружие. Успешное выполнение этого задания окрылило юных патриотов. Они расклеивали листовки, призывая население к борьбе с оккупантами. На станции Ростов-Берег подожгли склад с боеприпасами. Тем временем войска Советской Армии, ломая гитлеровское сопротивление, шли к Ростову».

О событиях тех дней вспоминала и мать Жени: «Во дворе у нас была щель, где мы прятались во время обстрела, — рассказывала Анна Александровна Репко. Как-то после очередной бомбежки муж пошел в дом посмотреть печь, а Женя выбежал на улицу и домой не возвратился. Он побежал к Виктору, затем вместе — к Николаю. На Портовой улице мальчики встретили советских разведчиков и рассказали о расположении фашистских штабов, о военной технике, об огневых точках. Это были важные сведения для наших войск. Партизаны влились в наступающие подразделения и вместе с ними подавляли огневые точки врага».

Женя проявил смелость и находчивость, проведя советских воинов к вражеским позициям, расположенным около водокачки. Его отец Григорий Павлович работал там старшим машинистом. Наблюдательный парнишка, часто бывая у отца, хорошо изучил расположение дзотов гитлеровцев в тех местах. Здесь при подавлении огневой точки Женя Репко был убит. Это случилось 8 февраля 1943 года, а 14 февраля, когда город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков, какой-то мальчик лет десяти принес в дом Репко записку от Виктора Козлова, который и сообщил о смерти Жени.

Есть в городе Ростове улица имени Чебанова, расположенная в Железнодорожном районе и названная так в память о юном бойце Ростовского полка народного ополчения. Здесь он родился в 1928 году. «Желаю служить добровольцем в Красной Армии вместе с матерью. Прошу принять меня бойцом в ваш полк. Обещаю бороться с немецко-фашистскими варварами до последней капли крови…» — так написал Саша в своем заявлении. Впоследствии его мама, Татьяна Алексеевна, вспоминала, что твердость и решительность была в характере ее сына.

Во время первой оккупации они были эвакуированы на Кавказ, в станицу Наурскую. Все работники областного отдела аптекоуправления, где Татьяна Алексеевна работала начальником, были либо призваны в армию, либо ушли добровольцами. Да и сам Саша не раз говорил матери, что хотел бы уйти на фронт вместе с ней. Оказалось, что все это было не просто детским порывом. Когда после освобождения Ростова от фашистов в ноябре 1941 года семья Чебановых вернулась в родной полуразрушенный город, Татьяна Алексеевна стала политбойцом полка народного ополчения. И теперь Саша не переставал просить мать взять его с собой. Ведь он уже умел стрелять, мог бы быть помощником пулеметчика, патроны подносить, а в глубине души мечтал стать разведчиком. Татьяна Алексеевна понимала, что никто, конечно же, не согласится с просьбой Саши. Но события вскоре так круто повернулись, что заявление ученика 6-го класса ростовской средней школы № 43 было принято. В июле 1942 года немцы развернули наступление на юге и захватили Ростов. Полк народного ополчения последним уходил из города. Саша в то время уже был его бойцом, принимал участие в сражениях за Доном и на Кубани. Как вспоминали бойцы полка — «четырнадцатилетний паренек не раз отличался отвагой и смекалкой, был надежным помощником взрослых, а те, как могли, оберегали своего юного друга»

Свой подвиг Саша Чебанов совершил на Кубани, у высоты, помеченной на военной карте цифрой 104. На ее склонах закрепился один из батальонов Ростовского полка, в котором юный боец служил связным у Федорова — командира батальона. Полк отразил несколько атак, но немцы воспользовались ночной темнотой и подтянули легкие танки, которые начали обстрел позиций ростовчан зажигательными снарядами. Лес загорелся. Ополченцы оказались в огненном кольце, срочно нужна была связь со штабом полка, но телефон молчал, и линию, как назло, восстановить никак не удавалось. Командир решил направить в штаб связного с донесением, так как один посланец был ранен, а другой погиб. Саша вновь предложил свою помощь, и на этот раз командиру пришлось согласиться, хоть и не хотел он отпускать мальчика, будто предчувствуя беду.

Саша пополз, усиленно работая руками и ногами, словно ящерица, а вблизи от него с грохотом взрывались мины. Мальчик зажмуривал глаза от страха, но продолжал быстрее ползти вперед, зная, что в родном полку все надеются именно на него. Вскоре Саше удалось добраться до штаба и передать донесение командира батальона. Его переполняли чувства гордости и счастья от выполненного задания. Таким его и запомнили однополчане.

Затем срочно стали искать другого связного, чтобы передать Федорову сообщение с приказом оставить высоту и выйти в тыл противнику. Мальчика подвергать повторному риску никто, естественно, не хотел. «Дважды смерть не испытывают», — обронил кто-то из ветеранов. А когда все оглянулись, то смелого мальчишки уже и след простыл. Часовой видел, как он исчез в поросли молодого дубняка, полез к высотке.

Эдик Жмайлов — юный ростовчанин, который погиб, защищая знамя 88-й Витебской Краснознаменной Ордена стрелковой дивизии.

Ураганом ворвалась война в жизнь семьи Жмайловых и в один миг разрушила привычный уклад жизни. В первую немецкую оккупацию Эдик с мамой и братом были эвакуированы в Минеральные Воды. Отец отправился на фронт. За ним последовала и старшая сестра, изменив в документах сой возраст. Вскоре отец был ранен и демобилизован, а спустя некоторое время стал начальником поезда, и в Минеральных Водах сумел отыскать свою семью. Возвращение домой было тяжелым, дважды совершали фашисты налет на поезд. Погибло много людей, и может быть именно тогда, осознал Эдик, что такое война.

Вернувшись домой, они не узнали свой город — так всё изменилось. Вместо знакомых домов — развалины, стекла во многих окнах выбиты, трамвайные рельсы повреждены взрывами.

В тот день он получил известие о гибели сестры, окончательно утвердившее его решение. Уходя на войну, он оставил записку: «Дорогая мама! Не беспокойся, я поехал на фронт и вернусь с победой». Вот как описывает Б. Агуренко в газете «Вечерний Ростов», подвиг молодого героя:

«Шестьдесят дней пробирался на фронт Эдик. Четырежды его задерживали, пытались вернуть в тыл, но он ухитрялся убегать — и снова продвигался вперед.

С самого начала он решил говорить правду. Называл номер полевой почты части, где служила сестра, говорил о своем желании отомстить за ее гибель. Его внимательно выслушивали, расспрашивали о родителях, о семье, об учебе (Эдик учился в шестом классе средней школы № 78 и в музыкальной школе), а потом неизменно говорили:

— Мал еще воевать!

Но через все препятствия Эдик приближался к фронту. Конечно, голодал в пути, хотя нередко находились и добрые люди, делились с ним, чем могли — кто даст кусок хлеба, кто пару картофелин. Бойцы так и тушенкой угощали, а потом передавали беглеца командирам. И снова начиналось одно и то же:

— Возвращайся домой!

Одежда, которую Эдик приготовил для дороги, поистерлась. Особенно жаль было перешитую отцовскую гимнастерку. Но ведь ехать чаще всего приходилось в ящиках под вагонами — где уж тут сохранить одежду! Мало того, что Эдик добрался до части, где служила сестра, там он узнал, что она жива! Письмо о её смерти было ошибкой.

Эдик стал просить командиров остаться на фронте, и после долгих уговоров началась его служба в армии.

Сначала рядовой Жмайлов служил в полковом оркестре кларнетистом. Но с охотой помогал старшим: был связным, доставлял пакеты из штаба, помогал тянуть кабель и устанавливать связь, ухаживал за ранеными лошадьми, вместе со всеми строил блиндажи. И главное — учился стрелять. Эти навыки пригодились в начале 1944 года, когда в белорусском лесу машина «ГАЗ-67», на которой Эдик ехал со своими командирами — капитаном и старшиной, — наткнулся на группу гитлеровцев, рвавшихся из окружения.

Юный герой не растерялся, старался делать все, «как учили». Огнем из автомата открыл свой личный боевой счет и помог старшим обезвредить вражескую группу. Так и говорилось потом в приказе по дивизии, согласно которому рядовой Жмайлов Эдуард Семенович был награжден именными часами — «за смелость и находчивость при обезвреживании вражеской группы».

Вскоре Эдика перевели в подразделение по охране знамени дивизии и присвоили звание ефрейтора.

6 февраля 1945 года у местечка Грюнвальд в Восточной Пруссии он оказался в числе тех, кто спас знамя дивизии от просочившихся в тыл гитлеровцев. «Гордитесь своим сыном, — писал командир части родителям, — хоть по годам он был еще маленьким, но показал себя большим героем. В последнем бою он лично уложил пятерых гитлеровских солдат». Мальчик геройски погиб, защищая боевое знамя. В его честь названа одна из улиц в Ростове-на-Дону.

За мужество и героизм, Э.С. Жмайлов посмертно был награжден орденом Отечественной войны второй степени. Ему в то время едва исполнилось пятнадцать лет.

В заключение нашего мероприятия предлагаем вашему вниманию виртуальную книжную выставку « Сквозь метель войны я вижу….». Здесь вы сможете найти для себя книги, которые можно взять в нашей библиотеке. Они расскажут вам о трудном времени в годы ВОВ.

Спасибо за внимание!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *